ШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЕВРЕЙСКИХ ДЕВОЧЕК В ВИЛЬНЕ В XIX ВЕКЕ

 

В XIX в. образование еврейских девочек и мальчиков существенно отличалось. Основное отличие состояло в том, что образованием девочек довольно долго занималась только еврейская община, а в традиционной еврейской общине довольно высокий уровень грамотности женщин достигался без помощи образовательных заведений.

Согласно сложившемуся представлению о роли мужчины и женщины в обществе, последним было достаточно уметь читать на идиш молитвы, которые произносились в пятницу вечером во время церемонии шабата. Поэтому самым популярным текстом для чтения была Библия с комментариями.

Однако в XIX веке в еврейской общине произошли большие перемены. Состоятельные члены общины, подбирая женихов своим дочерям, предпочитали молодых людей, получивших светское образование, т. е. знающих русский и польский языки, обладавших академическими степенями. Для девушек светское образование означало возможность карьеры за пределами общины и даже – черты еврейской оседлости.

Оценивявнуюпользу светского образования, еврейская молодежь стала к нему стремиться. Для образования девушек родители нередко нанимали учителей на дом. Такое образование называлось «домашним воспитанием». Таким образом, у девушек появилось больше возможностей выйти замуж за состоятельного человека, поднять статус семьи родителей. Зародилась мысль о профессии. Образование, полученное в государственном учебном заведении, позволяло заниматься самостоятельной профессиональной деятельностью, девушки становились учительницами, стоматологами, помощницами аптекаря, акушерками.

Первое в Российской империи светское еврейское училище в 1831 г. основал Шевель Перель (1800–1867). В этом училище учились и девочки. Оно находилась в Вильне, в 374 посессии (совр. ул. Вокечю, 26), в доме Милера, в котором по словам Владаса Дремы, исследователя Вильны «была сосредоточена вся культурная и развлекательная жизнь города». В училище действовали два отделения: для мальчиков и для девочек. В 1850 г. училище было преобразовано в трехклассное училище для девочек и действовало до 1867 года. 

Еще одно светское двухклассное училище в Вильне в 1841 г. основал Лев Гермайзе. В 1850 г. здесь обучились только девочки, всего их было 45. Еще одно двухклассное девичье училище в Вильне основали учителя Aрон Гиттельс и Aбрам Шрейбер в 1846 году. Известно, что в 1851 г. в нем училось 30 девочек.

Однако наибольшей популярностью в городе пользовался женский пансион (учебное заведение закрытого типа) Шевеля Переля. В 1831–1849 гг. этот пансион окончили 794 девочки. Шевель Перель преподавал в Виленском государственном мужском реальном училище. Собрав квалифицированный педагогический персонал открыл женские классы. Образование и воспитание девочек он превратил в «семейное предприятие». В пансионе преподавала его дочь Флора, внучка Роза, племянница Гитля, бежавшая из Куйбышева от деспота мужа.

Учеба в пансионе продолжалась три года. Девочки обучались идишу, немецкому и русскому языкам, арифметике, религии, географии, истории и рисованию.

Вот как выглядел учебный план в 1853 г.:

 Учебный план частного женского пансиона Шевеля Переля на 1853 г.

Предмет Число уроков в неделю
  Первый учебный год Второй учебный год Третий учебный год Четвертый учебный год
Религия - 2 2 2
Русский язык - 4 4 4
География - 3 3 3
История - - 2 2
Арифметика 1 2 2 2
Идиш язык 2 2 2 2
Немецкий язык 2 4 4 4
Чистописание 2 2 2 2
Рисование - 2 2 2

 

Окончившим пансион девушкам было дозволено сдавать экзамен на присвоение звания домашней учительницы, при условии – обучать только детей в еврейских семьях или в еврейских школах.

В 50–70 гг. XIX в. еврейские девочки, поступившие в нееврейскую школу, учились отдельно. На это указывает прошение Ковенской еврейской общины, поданное в 1856 г., о дозволении дочерям евреев учиться в частном женском пансионе, содержимом Марией Сявцилло. По распоряжению Министерства народного просвещения еврейки в этом пансионе могли учиться в отделенных от христианских девочек помещениях. Учеба здесь продолжалась четыре года, содержание одной ученицы в год обходилось в 40 рублей. В 1857 г. о разрешении открыть пансион для девочек с преподаванием светских предметов просила Поневежская еврейская община. Однако в этом ей было отказано.

Новый виток в системе светского образования еврейских девочек наметился в 1858–1860 г., когда Министерство народного просвещения занялось обсуждением вопроса о создании средних школ для девочек по всей Российской империи и допущении совместного обучения дворянок и мещанок. Министерство в течение двух лет разрабатывало Положение о женских средних училищах, в то время инициативу по их созданию было поручено Ведомству учреждений императрицы Марии, а 19 апреля 1858 г. в Санкт-Петербурге открылась первая в Российской империи женская гимназия.

На это событие тотчас отреагировал Виленский генерал-губернатор Владимир Назимов. Он обратился в Главный совет женских учебных заведений при Ведомстве учреждений императрицы Марии с просьбой прислать устав, регламентирующий учебный процесс в гимназиях.

Первые женские гимназии отчасти финансировало государство, однако основная забота об их содержании легла на дворян и мещан. Поэтому когда В. Назимов предложил учредить женские гимназии в Вильне, Ковно и Гродно, местное дворянское общество не поддержало инициативу генерал-губернатора. В середине 1858 г. дворянские собрания этих губерний решили собрать средства на обучение дочерей дворян в частных пансионах. Между тем и еврейская община стала больше внимания уделять женскому образованию, понимая его значение и пользу.

По данным 1860 г. в трех виленских еврейских пансионах училось 350 девочек, еще в девяти частных пансионах – 360 еврейских девочек. Поэтому община с энтузиазмом поддержала план учреждения женских гимназий. В 1859 г. виленская еврейская община решила ежегодно выделять 1000 руб. на содержание женской гимназии, ковенская община на эту же цель обещала выделить 500 руб., россиенская – 30 руб., а юрборгская – 10 рублей. Однако, когда В. Назимов, понимавший неприязненное отношение дворянства к евреям, запретил принимать в гимназии еврейских девочек, первые женские средние училища в Виленской и Ковенской губерниях остались без финансирования.

Выход из затруднительного финансового положения предложило Ведомство учреждений императрицы Марии и 1 января 1860 г. в Вильне, Ковно и Гродно открылись первые женские гимназии. Местное еврейское общество обжаловало этому ведомству постановление генерал-губернатора о недопущении евреек в гимназии и добилось разрешения отдавать дочерей евреев в государственные гимназии. 

После восстания 1863–1864 гг. имперские власти использовали систему образования в целях национальной политики. Власти в первую очередь стремились ограничить польское влияние на женское воспитание и образование. Для этого были закрыты частные девичьи пансионы, которые содержали лица польского происхождения, польский язык исчез из программы обучения в женских гимназиях, поляки не имели права заниматься преподавательской деятельностью в государственном секторе.

Однако к единому мнению по вопросу преобразования системы светского образования еврейских девочек и использования этой системы в национальной политике, так и не пришли. Имперские бюрократы считали евреев наиболее чуждой этнокультурной группой, поэтому еврейское образование их не слишком интересовало. Также, местные бюрократы не пришли и к единому мнению, на сколько светское образование может изменить взгляд и повлиять на моральные ценности девочек, их лояльность царской власти.

Например, инспектор Виленского учебного округа (далее – ВУО) Ковенской губернии Николай Новиков считал, что «еврейки, окончившие государственные гимназии и выучившие русский язык, все равно не станут русскими». Между тем, управляющий канцелярии Виленского генерал-губернатора Александр Туманов, наблюдавший за увеличением числа евреек в государственной школе, был убежден в том, что «воспитанные в гимназиях еврейки внесут в семьи новый порядок, новые обычаи и так изнутри будет преобразовано еврейское племя». За отсутствием единой позиции, местные чиновники не решились проявить инициативу и реорганизовать систему образования еврейских девочек.

Однако настойчивость еврейской общины заставляла принимать определенные решения, например, по вопросу преподавания основ еврейской религии в женских гимназиях. Число учениц в гимназиях Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской и Могилевской губерний постоянно увеличивалось. Родители и раввины все чаще обращались в Ведомство учреждений императрицы Марии с просьбой наряду с уроками христианской религии ввести в гимназии уроки еврейской религии. В 1869 г. Ведомство приняло решение разрешить в гимназиях преподавать еврейскую религию, но только на русском языке. Такое решение не удовлетворило еврейскую общину, которая отказалась покрывать расходы на эти уроки из платежей, взимаемых с родителей.

В то время как Ведомство императрицы Марии рассматривало вопрос о преподавании еврейской религии в женских гимназиях, чиновники ВУО обсуждали вопрос, поднятый еврейской общиной, об отдельных школах для еврейских девочек.

Следует напомнить, что после восстания 1863–1864 гг. евреям было оставлено право содержания частных женских пансионов с преподаванием на русском языке. Однако основы религии в них преподавались не на русском, а на немецком языке. Поэтому преподавательницы еврейки в отличие от полек или литовок, могли влиять на учебный процесс в пансионе, создавать воспитательную атмосферу. Этой возможностью поспешила воспользоваться еврейская община. В 1868–1869 гг. от нее поступило множество прошений об учреждении частных пансионов в Вильне, Ковне, Поневеже и Шавлях.

Руководство ВУО специально обсуждало вопрос о женских еврейских школах. 25 января 1869 г. попечитель округа Помпей Батюшков попросил педагогические советы гимназий ответить на вопрос, обязательно ли и полезно ли учреждать отдельные частные женские еврейские школы, если еврейки могут посещать и общеобразовательные школы. Как и следовало ожидать, мнения разделились. А это значит, что руководство гимназий и педагоги, также как и местные чиновники не имели твердого и однозначного мнения по этому вопросу. Попечитель округа занял промежуточную позицию. Он позволил учреждать частные женские еврейские пансионы (на уровне начальной школы) в тех местностях, где не было возможности открыть начальное еврейское училище или смену для девочек при начальной общеобразовательной школе.  

В конце 60-х гг. XIX века в Северо-Западном крае окончательно сформировалась государственная система школьного образования для еврейских девочек. Бесплатное начальное образование еврейки могли получить в женских сменах при народных еврейских училищах, подготовиться к поступлению в гимназию – в частных пансионах, а среднее образование получить в женских гимназиях.

Обучение евреек было организовано по новой программе, утвержденной попечителем Виленского учебного округа 10 ноября 1869 года. В одно-, двух-, трех- и четвероклассных училищах девочки изучали основы религии, русский, немецкий и французский языки, историю, географию, чистописание, черчение и рисование. Окончившие четыре класса девочки должны были бегло говорить, читать и правильно писать на всех трех языках, знать основы бухгалтерии, основные исторические факты древней и средневековой истории, знать географию, культурные и природные объекты в Азии и Европе. Главный упор делался на изучение языков, истории и географии отводилась второстепенная роль. В школе также обучали рукоделию, пению и танцам.

Учебный процесс в государственных женских гимназиях отличался от учебного процесса в мужских гимназиях. В женских гимназиях не преподавали латынь и греческий, физику и космографию. В них также проводилось меньше уроков в неделю. На русский язык и словесность, французский и немецкий, историю и географию в мужских гимназиях отводилось 104 урока в год, в женских – 97 уроков. На естествознание в  мужских гимназиях отводилось 37 уроков, в женских – 33 урока. Кроме того, программы женских гимназий Ведомства учреждений императрицы Марии только в 1906–1907 гг. были согласованы в Министерстве народного просвещения. Однако разница между средним образованием девочек и мальчиков сохранялась.

В 1886 г. в Вильне действовали три частных женских пансиона для евреек. Четырехклассный пансион с 1867 г. содержал Вульф Каган, трехклассный пансион с 1877 г. – Ной Фунт. В 1885 г. также начал действовать двухклассный пансион Льва Шлосберга. 

По данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., уровень образования евреев и евреек был довольно высоким. В Вильне образованные евреи составляли 58,8 % еврейского населения, еврейки – 39,5 %, в Ковно соответственно 56,5 и 35,4 %, в Поневеже – 51,3 и 36,7 %, в Шавлях – 43,7 и 32,1 %. Однако у большинства девочек было начальное образование. Среднее образование в Виленской губернии получило только 0,5 % евреев и 0,6 % евреек из общего числа получивших образование, в Ковенской губернии соответственно 0,4 и 0,3 %.

Однако еврейская община охотно воспользовалась законом Российской империи 1873 г., согласно которому женщины со средним или высшим образованием имели право вместе с мужем и детьми селиться вне черты еврейской оседлости. Возможно, это была главная причина, побуждавшая евреев отдавать дочерей в светские школы. Со временем число еврейских девочек в женских гимназиях составляло треть, а то и половину учениц.  Например, в 1874 г. в Виленской женской гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии еврейки составляли 38,9 % от общего числа учениц, в 1883 г. – 39,9 %, в Ковенской женской гимназии того же ведомства – соответственно 56,9 и 58,8 %.

Однако в 1893 г. Министерство народного просвещения ограничило прием евреек в государственные училища. Поэтому в Виленском Мариинском высшем женском училище ведомства этого министерства было мало евреек: в 1893 г. еврейки в нем составляли только 2,5 %. Между тем, в том же году в Виленской женской гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии еврейки составляли 37,3 %, в Ковенской гимназии – 43,6 %, Шавельской гимназии – 47,9 %.

Гимназистки еврейки не остались равнодушными к событиям 1905 года. Особую  активность проявили гимназистки Шавельской гимназии, принимавшие участие в общегородских демонстрациях и митингах. Министерство просвещения даже приняло решение закрыть гимназию. Однако по просьбе местной общины гимназия продолжала работать. Гимназистки еврейки из Ковенской гимназии также активно высказали свою позицию. Они протестовали против погромов и отказались посещать обязательные уроки танцев.

Одновременно гимназистки и их родители обращались в правление ВУО с требованиями предоставить право учиться в гимназии молодежи всех национальностей и вероисповеданий, преподавать в них польский, литовский и идиш языки, изучать историю всех народов, работать в гимназии учителям любой национальности.

После событий 1905 г. власти были вынуждены изменить политику просвещения и пойти на уступки. В программы средних учебных заведений были введены польский и литовский языки, дозволено изучение основ христианства и иудаизма. Но наиболее значимым стало разрешение учреждать частные мужские и женские гимназии и прогимназии. Ни литовцам, ни полякам такого права правительство не предоставило. Еврейская община поспешила воспользоваться новой возможностью, учреждая частные гимназии и прогимназии.

Еврейки продолжали учиться и в государственных женских гимназиях, нередко составляя в них 30–50 % учениц. Например, в Ковенской женской гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии в 1907 г. училось 42,9  % евреек, в 1909 г. – 57,9 %, в 1912 г. – 43,6  %. В Шавельской государственной женской гимназии еврейки составляли в 1907 г. 48,2 %, в 1909 г. – 52,5 %, 1912 г. – 47,3 %. Меньше евреек училось в Виленской женской гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии. В 1907 г. они составляли 21,5  %, в 1909 г. – 13,5 %, в 1912 г. – 10,4 % от общего числа учениц. Однако в Вильне были две государственных женских гимназии, в которых учились еврейки.

Кроме того, в Вильне было достаточно много частных еврейских женских гимназий и прогимназий. В 1905–1914 гг. здесь действовала частная еврейская женская гимназия на правах государственной гимназии (такая же гимназия была только в Гродно) и шесть прогимназий. В Поневеже четырехклассную прогимназию содержала воспитанница  Виленской женской гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии Мина Зельмановна Рубинштейн (выпускница 1882 г.). Воспитанница той же гимназии Эсфирь Цыпкина (выпускница 1891 г.) в 1907 г. учредила четырехклассную женскую прогимназию в Лиде.